28.09.2010

Обзор судебной практики по экологическим спорам с участием недропользователей

Экологические споры в казахстанской практике возникают довольно часто, и их количество неуклонно растет. Наибольшее число споров возникает по искам территориальных департаментов экологии или природоохранных прокуроров о возмещении вреда окружающей среде, причиненного ее аварийным или сверхнормативным загрязнением. Встречаются также споры, связанные с отсутствием у компаний заключений государственной экологической экспертизы, разрешений на сжигание газа на факелах, самовольным использованием водных ресурсов, споры о праве собственности на отходы и другие.

Юристам, представляющим интересы компаний-недропользователей в ходе экологических споров, необходимо тщательно анализировать правовые нормы, применимые к конкретной спорной ситуации. Это позволяет предотвратить случаи неправильного применения судами норм материального права и не допустить необоснованного привлечения компаний к гражданско-правовой ответственности.

Например, согласно Экологическому кодексу РК, вред от загрязнения окружающей среды определяется по прямому либо по косвенному методу. Прямой метод – определение ущерба по стоимости восстановительных мероприятий – должен применяться в приоритетном порядке. Это позволяет добиться от компаний немедленного принятия мер по устранению последствий загрязнения. Косвенный метод – исчисление ущерба по специальным формулам – применяется в тех случаях, когда проведение восстановительных мероприятий невозможно (например, при загрязнении атмосферы). Экологические инспекторы, как правило, не выясняют, возможно ли проведение восстановительных мероприятий и сразу предъявляют претензии о возмещении ущерба по косвенному методу. Впоследствии, когда компании поднимают этот вопрос в судах, инспекторы зачастую приводят пояснения, которые вряд ли можно назвать обоснованными. Например, к одной компании был предъявлен иск о возмещении ущерба окружающей среде, вызванного размещением отходов без экологического разрешения.  Сумма ущерба была исчислена по косвенному методу. Инспектор обосновал применение косвенного метода следующим образом: компания в соответствии с Налоговым кодексом РК оплатила в бюджет платежи за размещение этих отходов в 10-кратном размере, следовательно, она сама признала оценку ущерба по косвенному методу. Мы считаем такой подход совершенно незаконным и необоснованным: компания произвела расчет платы за эмиссии – обязательного платежа в бюджет, а не ущерба; это расчет был выполнен а рамках налоговых отношений, в соответствии с требованиями налогового законодательства. В отличие от платы за эмиссии, размер ущерба окружающей среде определяется в рамках гражданского правоотношения, возникающего из причинения вреда, в соответствии с нормами экологического и гражданского законодательства. Поэтому исчисление компанией платы за эмиссии никаких юридических последствий для определения ущерба от загрязнения окружающей среды не влечет.

Приведем еще один пример. Многие производственные объекты суды признают источниками повышенной опасности. Согласно гражданскому и экологическому законодательству РК, вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещается его владельцем независимо от вины последнего. Владелец источника повышенной опасности освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. На практике была ситуация, в которой прокурор утверждал, что деградация (т.е. истощение) природных ресурсов вызвана деятельностью конкретной компании. При этом он заявил, что объекты компании являются источником повышенной опасности, поэтому доказывать, что вред причинен именно ее объектами, он не обязан. Полагаем, это этот подход также не имеет под собой оснований: истец освобождается от доказывания вины владельца источника повышенной опасности, но никак не причинной связи между действием источника и возникновением вреда. Иными словами, прежде, чем предъявлять к компании какие-либо требования как к владельцу источника повышенной опасности, причинившего вред, необходимо доказать, был ли вред действительно причинен именно данным объектом, принадлежащим конкретной компании.

Немало исков предъявляется к недропользователям по результатам аналитического контроля (т.е. контроля выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух, отбор и лабораторный анализ вод в водоемах, сточных вод, проб почвы). Данные, полученные в ходе аналитического контроля, впоследствии могут быть использованы инспекторами в качестве доказательств по делам о возмещении вреда окружающей среде. Однако нарушения требований законодательства, а в отдельных случаях – государственных стандартов  - могут повлечь утрату этими данными доказательственного значения.

Так, доказательства, предъявляемые суду или органу, рассматривающему дело об административном правонарушении, должны быть:

1)  относимыми, т. е. подтверждающими обстоятельства, имеющие значение для дела;

2) допустимыми, т. е. полученными в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом (ГПК) или Кодексом РК об административных правонарушениях  (КоАП);

3)   достоверными, т.е. соответствующими действительности.

В нашей практике были случаи, когда данные аналитического контроля удавалось признавать доказательствами, не соответствующими указанным требованиям.

Так, одна из компаний-природопользователей  эксплуатировала обогатительную фабрику, деятельность которой приводила к образованию пульпы. Эта пульпа по пульпопроводу поступала на хвостохранилище, где проводился ее отстой. В результате отстоя твердая часть оседала в хвостохранилище, а образовавшаяся сточная вода поступала в биопруды и после доочистки в биопрудах – в водоем. Экологического разрешения на размещение отходов и на сбросы сточных вод компания не имела.

В ходе аналитического контроля был произведен отбор пульпы в зумпфе, расположенном на пути к хвостохранилищу, и на основе анализа этой пробы инспектор подсчитал ущерб окружающей среде от самовольного сброса сточных вод. Отдельно он подсчитал ущерб окружающей среде, причиненный размещением отходов без экологического разрешения (и таким образом, пульпа была квалифицирована дважды – как сточная вода и как пульпообразные отходы).

Между тем, в зумпфе, расположенном на участке пульпопровода на пути к хвостохранилищу, сточных вод еще не было. Они появлялись только на хвостохранилище в результате отстоя пульпы; в этих водах уже не содержались загрязняющие вещества,  которые присутствовали в пульпе в зумпфе. Эти вещества со сточными водами в окружающую среду (в биопруды и в водоем) не попадали, следовательно, данные о концентрации этих веществ в пульпе до ее отстоя не могли подтверждать размер ущерба, причиненного окружающей среде от сброса сточных вод. Таким образом, эти данные не подтверждали обстоятельство, имеющее значение для дела, а значит, не удовлетворяли критерию относимости доказательства.

Во многих случаях остается неподтвержденной и достоверность данных аналитического контроля. Так, пункт  11 Инструкции по контролю за работой очистных сооружений и отбору сточных вод, утвержденной приказом  Министра охраны окружающей среды Республики Казахстан от 14 апреля 2005 года № 129-п (с изменениями и дополнениями от 27.05.2005 г.), требует, чтобы отбор сточных вод производился в присутствии представителя контролируемой компании. Если это требование нарушено, то у компании появляются шансы доказать, что оно повлекло недостоверность результатов анализа проб. Например, если пробы отобраны при отсутствии представителя компании, то остался неподтвержденным факт соблюдения требований к отбору проб (например, к месту отбора, к виду пробы, способу отбора и т. д.), а эти требования направлены на обеспечение достоверности результатов анализа проб.

Результаты аналитического контроля могут быть признаны недостоверными и во многих других случаях.

Например, если емкость, в которую отобрана проба воды, не была идентифицирована. В одном из судебных решений этот довод компании был отвергнут со ссылкой на то, что отбор проб был произведен в единственную емкость и  в присутствии представителя компании, со стороны которого замечаний относительно идентификации емкости не поступило. Между тем, пункт 6.1 стандарта СТ РК ГОСТ Р 51592-2003 «Вода. Общие требования к отбору проб» требует, чтобы сведения о месте отбора проб и условиях, при которых они были отобраны, указывались на этикетке и прикреплялись к емкости для отбора проб. 

Согласно пункту 6.3 вышеуказанного стандарта,  в акте отбора пробы должны быть указаны: место отбора пробы и его расположение; дата отбора пробы; метод отбора пробы и иные данные, необходимые для достижения целей отбора пробы.  Отсутствие этих реквизитов (в совокупности с другими доказательствами) позволяет доказать недостоверность результатов анализа пробы.

Так, в одном из случаев компания допустила разлив нефти, в результате которого была загрязнена почва. Однако инспектор включил в сумму иска ущерб, причиненный не только почве, но и поверхностному водному объекту, предъявив в суд акт отбора проб воды в водоеме и результаты анализа проб. Между тем, в этом акте не было никаких данных о месте отбора пробы. Кроме того, компания предоставила суду экспертное заключение, подтвердившее, что разлив нефти в данном случае не мог достичь водоема. В результате иск,  предъявленный к компании, был удовлетворен только в части загрязнения почвы.

Следует отметить, что при разрешении экологических споров с участием недропользователей судами часто допускаются нарушения процессуальных норм.

Например, на практике, как правило, органы охраны окружающей среды сначала привлекают компании к административной ответственности, а затем предъявляют к ним иски о возмещении вреда окружающей среде.

Вынося решения по таким делам, суды часто признают факты неправомерных эмиссий и их объемы доказанными, ссылаясь на то, что эти факты установлены постановлениями по делам об административных правонарушениях, не обжалованными на момент вынесения решений. При этом суды очень редко разъясняют, какое значение они придают тому, что постановление об административном правонарушении не было обжаловано компанией: считают ли они, что тем самым компания признала эти факты, или же полагают, что, будучи установленными постановлениями по делам об административных правонарушениях, эти факты не могут быть опровергнуты другими доказательствами.

Думаем, что ни с тем, ни с другим выводом согласиться нельзя.

Сам по себе отказ компании от обжалования постановления еще не означает признания ею фактов, установленных этим постановлением. Обжалование постановления является правом лица, привлеченного к административной ответственности, следовательно, такое лицо может как реализовать это право, так и отказаться от его реализации. Причем  компания вправе отказаться от обжалования постановления по любым причинам, не обязательно связанным с тем, что она согласна с фактами, установленными постановлением.

Данные, установленные постановлением  по делу об административном правонарушении, конечно, могут быть доказательствами при рассмотрении дела о возмещении ущерба окружающей среде, и, оценивая их,  суд должен выяснить, вступило ли постановление  в законную силу и не было ли отменено. Однако эти данные  обязательными для суда не являются, так как  по смыслу пункта 2 статьи 71 ГПК, обязательными для суда являются данные, установленные вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному гражданскому делу, в котором участвовали те же лица. Если же факты установлены постановлением по делу об административном правонарушении, то они обязательными для суда не являются. Такие данные подлежат оценке наряду с другими доказательствами  и  могут быть опровергнуты иными доказательствами.

*****************************************************************************

Примеры, приведенные в данной статье, свидетельствует о том, что в ходе проведения государственного экологического контроля, а также при разрешении экологических споров в судах нарушения прав недропользователей допускаются нередко. Поэтому очень важное значение имеет тщательный анализ законности действий экологических инспекторов и судов в каждой конкретной ситуации.

Активная защита недропользователями своих законных интересов в конечном итоге приводит к укреплению их правовой защищенности и снижает количество случаев необоснованного предъявления к ним претензий и исков со стороны уполномоченных государственных органов.

С уважением,

Департамент "Экологическое право"

Тел.: +7 (727) 2445-777
Факс: +7 (727) 2445-776
info@gratanet.com
ecology@gratanet.com