22.11.2010

Конфиденциально ли конфиденциальное?

Почему компании обращаются в арбитражные суды? – Они надеются на объективное, беспристрастное и конфиденциальное рассмотрение споров. В данной статье будут рассматриваться актуальные вопросы обеспечения такого преимущества арбитража как конфиденциальность, и приведены возможные рекомендации по модифицированию законодательства по вопросу.

Законодательство практически всех развитых государств определяет принцип конфиденциальности, защиты сведений как одно из основополагающих начал и преимуществ деятельности арбитража. Казахстанское законодательство, устанавливая закрытость третейских процедур, не является исключением. Так, например, согласно статье 4 Закона  РК «О Третейских Судах» (далее – Закон «О ТС») и Закона РК «О Международном Коммерческом Арбитраже» (далее – Закон «О МКА») о принципах разбирательства, арбитражное и третейское разбирательство осуществляется с соблюдением принципов конфиденциальности. Это означает, что арбитры не вправе разглашать сведения, ставшие известные им в ходе разбирательства, без согласия сторон или их правопреемников, и не могут быть допрошены в качестве свидетелей о сведениях, ставших им известными в ходе арбитражного разбирательства. Оба закона четко регламентируют, что вмешательство в деятельность арбитража государственных органов недопустимо. Для этого государственным структурам необходимо осознать отличие принципов судебного и арбитражного процесса. Если для государственного судебного процесса основными принципами являются конституционность, законность, гласность (публичность), то для арбитражного разбирательства - это - добровольность и конфиденциальность (закрытость), что и исключает вмешательство государства. Конечно, стороны и арбитры могут разрешить присутствовать на заседании третьим лицам, если только будет достигнуто общее полное согласие. Однако, закрытый характер заседания арбитража не является обязательным правилом для сторон. Участники процесса обладают правом самостоятельно определять, будет ли заседание открытым или закрытым. И только, если соответствующее правило не сформулировано самими сторонами, в соответствии со статьей 27 Закона "О ТС" третейский суд рассматривает дело в закрытом заседании.

Принцип конфиденциальности прописан и в  регламентах арбитражных судов. Здесь необходимо понять на кого распространяется обязанность соблюдать конфиденциальность? Например, статьи 5 Регламентов Международного Арбитражного Суда и Третейского Суда при ТПП РК вменяют арбитрам, сторонам и иным участникам арбитражного разбирательства обязанность не разглашать сведения, ставшие известные им в ходе рассмотрения спора и определенные сторонами как конфиденциальные. Статья 7 Регламента Казахстанского Международного Арбитража говорит об обязанности не разглашать ставшую им известной информацию о спорах, разрешаемых КМА,  без согласия сторон или их правопреемников - но только в отношении Председателя, Заместителя Председателя, Арбитров и сотрудников секретариата КМА. Подобная норма есть и в статье 46 Арбитражного регламента Арбитражного Института при Торговой палате г.Стокгольм, где для участников арбитражного процесса – истца и ответчика ограничения в распространении информации не установлены. К сожалению, это может позволить заинтересованной стороне при необходимости  сообщить возможные важные подробности арбитражного процесса третьим лицам.

В целом принцип конфиденциальности подразумевает несколько аспектов. Прежде всего, конфиденциальность третейского разбирательства по общему правилу исключает гласность, т.е. никакие третьи лица (например, журналисты, представители общественности) не вправе требовать обеспечения их присутствия на заседании арбитражного суда или доступа к материалам дела, если не получено согласие сторон. Арбитры и сотрудники арбитражного суда должны:

  • обеспечить закрытость предоставленной информации,
  • отказать любому лицу, не являющемуся участником арбитражного процесса, в предоставлении такой информации,
  • не разглашать информацию по собственной инициативе,
  • воздерживаться от публикации решений арбитражного суда, если не получено согласие сторон.

К сожалению, в регламентах не всех арбитражных судов прописана обязанность по отказу в публикации решения, или исключению идентификации лиц, участвовавших в третейском разбирательстве, возможности публикации лишь правовой фабулы.

В Великобритании, например, принцип конфиденциальности также подразумевает, что арбитры не могут быть допрошены органами следствия и судом относительно той информации, которая стала им известна в ходе арбитражного разбирательства, т.е. обладать свидетельским иммунитетом арбитра. В Казахстане также свидетельский иммунитет арбитра должен распространяться на все виды судопроизводства, хотя об этом прямо и не говорится в нашем законодательстве. По своей значимости наличие свидетельского иммунитета у арбитров должен приравниваться к правилам, которые устанавливают запрет допрашивать родственников о действиях их близких, а также запрещают получать соответствующую информацию от священнослужителей, которым такая информация стала известна во время исповеди, от адвокатов и нотариусов.

Говоря о рамках конфиденциальности, необходимо отметить, что конфиденциальность распространяется на все стадии арбитражного процесса (подготовка дела, само заседание, оглашение решения) и даже выходит за рамки процедур собственно арбитража. Конфиденциальным является и мировое соглашение, заключенное в рамках арбитражного процесса, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Однако, как обеспечить и гарантировать соблюдение конфиденциальности деталей спора на этапе исполнения решения, ведь оно проходит через государственные суды? Проблема заключается в том, что спор, рассмотренный в арбитражном суде, попадая в государственный суд Республики Казахстан, становится публично доступным. В связи с этим хотелось бы отметить, что необходимо обеспечить возможность исполнения решения с соблюдением принципов конфиденциальности, что на практике достаточно сложно осуществить, ввиду большого количества различных лиц, участвующих в процессе исполнения, а это и судьи, и судебные исполнители, и банки, и налоговые органы, и другие. Необходимо отметить, что наше законодательство, регламентирующее процедуры оспаривания решения третейского суда и принудительного исполнения решений арбитражного суда в государственных судах, нуждается в совершенствовании. В некоторых государствах процессуальное законодательство позволяет получить специальное решение суда, которым ограничивается доступ к такому решению третьих лиц. В этой связи было бы целесообразно ввести в казахстанское процессуальное законодательство норму, которая устанавливала бы обязанность компетентных государственных судов рассматривать дела по оспариванию или исполнению решений арбитражного суда в закрытом режиме, если стороны не заявили об ином.

Между тем, есть законодательные акты, которые ограничивают рамки конфиденциальности. Закон РК «О Государственных Секретах» от 15 марта 1999 года № 349-I предоставляет список сведений, не подлежащихзасекречиванию:

1) о чрезвычайных ситуациях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях;

2) о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии преступности;

3) о привилегиях, компенсациях и льготах, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам и организациям;

4) о фактах нарушения прав и свобод гражданина;

5) о размерах золотовалютных активов Национального Банка Республики Казахстан и правительственного (бюджетного) резерва драгоценных металлов и драгоценных камней;

6) о фактах нарушения законности государственными органами и организациями, их должностными лицами;

7) о массовых репрессиях по политическим, социальным и другим мотивам, в том числе, находящиеся в архивах. 

 Похожий список закреплен и в Законе РК «Об Информатизации» от 11 января 2007 года.

Закон РК «О Недрах и Недропользовании» гласит, что передача информации касательно права недропользования, признанной сторонами конфиденциальной, в государственные органы, высший представительный орган Республики Казахстан, осуществляющий законодательные функции, и в местные представительные органы не является нарушением режима конфиденциальности. Таким образом, вышеуказанные нормы означают, что не вся имеющаяся информацию может быть и должна быть конфиденциальной. Так, например, в проходившем в Стокгольме споре «Нафтогаз Украины» и компании «РосУкрЭнерго» были раскрыты подробности возможного мирового соглашения, где речь шла о 11 млрд. кубометров газа,  объеме, составляющем более 20% годовых потребностей Украины и более 53% ежегодной добычи газа в стране. Хотя детали спора и были раскрыты, в данном случае речь идет о вопросе, затрагивающем интересы всей страны,  способном повлиять на состояние экономики государства. Возможно ли тут говорить о необходимости соблюдении конфиденциальности? Это именно тот случай, когда информация является общественно значимой, и право общественности знать эту информацию преобладает над правом собственника на ее защиту. В этом случае необходимость обнародования информации подпадала под основания статьи 30 Закона Украины «Об информации».  

Насколько соблюдение конфиденциальности в самом арбитражном процессе существенно для процесса исполнения? Статья 31 Закона «О МКА» регламентирует основания для отмены арбитражного решения. Например,  арбитражное решение может быть отменено компетентным судом в случае, если сторона, заявляющая ходатайство об отмене, представит доказательства того, что состав арбитража или арбитражная процедура разбирательства не соответствовали соглашению сторон ирегламенту арбитража. В связи с этим возникает вопрос  - можно ли понимать, что соблюдение конфиденциальности является составной частью регламента арбитража, а значит ее несоблюдение - свидетельствует о несоответствии процедуры соглашения и регламенту сторон? То есть, почему нарушение арбитром принципа конфиденциальности не может повлиять на судьбу решения арбитражного суда? Это остается вопросом для обсуждения.

Другой важный вопрос, который так и остается открытым – это вопрос ответственности за несоблюдение конфиденциальности. Статья 497-03 Кодекса РК «Об Административных Правонарушениях» предусматривает ответственность за использование информационных ресурсов, содержащих конфиденциальные сведения о физических и юридических лицах, в целях причинения им имущественного и морального вреда, ограничения реализации прав и свобод, гарантированных законодательными актами Республики Казахстан, в виде штрафа до 200 МРП на юридические лица. Однако насколько эта норма применима к арбитражным разбирательствам? Законодательство РК не содержит других положений, в которых бы оговаривалась ответственность лиц, нарушивших принцип о конфиденциальности арбитражного разбирательства. Отсутствуют подобные нормы и в большинстве регламентов постоянно действующих арбитражей. Несмотря на отсутствие конкретных норм об ответственности за нарушение принципа конфиденциальности, очевидно, чтоответственность наступит в виде утраты авторитета и репутации арбитражного суда и арбитров, рассматривавших спор. Негативная общественная оценка как результат является самым острым видом возможной ответственности, поскольку коммерческий арбитраж может существовать и функционировать исключительно благодаря общественному доверию, доверию лиц, которые обращаются в арбитраж за разрешением спора.

Необходимо не забывать, что одной из основных причин обращения в арбитраж  - заинтересованность в сохранении своего спора в секрете, и особенно от взоров широких кругов общественности для сохранения коммерческой тайны, необходимостью обеспечить деловую репутацию предпринимателя и компании. Так как же быть, если одна из сторон нарушила принцип конфиденциальности арбитражного процесса, предав огласке ту или иную информацию? Очевидно, что защитным механизмом для другой стороны будет ее право потребовать возмещения убытков, которые вызваны нарушением принципа конфиденциальности. Ввиду отсутствия четких норм, регламентирующих ответственность за нарушение конфиденциальности, можно порекомендовать составление отдельного соглашения о конфиденциальности информации, полученной в ходе арбитражного разбирательства, где четко будут регламентированы обязанности и ответственность за нарушение конфиденциальности, тем самым обеспечив ясный ход действий в случае обнародования важной информации.

 

С уважением,

GRATA