08.08.2011

Особенности регулирования ответственности директоров

Регулирование ответственности директоров по-прежнему остается наиболее актуальной проблемой корпоративного управления в Казахстане. На руководителей компаний, и в особенности крупных компаний, возлагается огромная ответственность по эффективному и ответственному управлению, и их решения зачастую затрагивают экономику страны и жизни ее населения. Одним из таких примеров может быть случай, когда в 2005 году генеральный исполнительный директор американской компании WorldCom, ставшей банкротом, Бернард Эбберс был приговорен к 25 годам лишения свободы за убытки, причиненные компании вследствие принятых им управленческих решений. Многие американцы потеряли работу и накопления, связанные с банкротством WorldCom[1]

Органы управления – это конкретные люди, однако не всегда они могут действовать беспристрастно в интересах компании. И именно из-за этого «человеческого фактора» законодательство предусматривает механизмы привлечения к ответственности членов органов управления компаний. 

Действующее законодательство Республики Казахстан возлагает ответственность на должностных лиц компании за принятые ими решения, повлекшие причинение компании убытков. Так, по индикатору «Защита инвесторов» в рейтинге Всемирного банка «Doing Business 2011» Казахстан занимает 44 место, что на 13 позиций лучше результатов прошлого года. Однако по индексу ответственности директоров, Казахстан получает 1 балл из 10, что означает в целом, законодательство все еще находится на стадии развития, и недостаточная ответственность руководящих работников остается реальностью казахстанского корпоративного управления.

В целях дальнейшего усовершенствования законодательства, в феврале 2011 года, Законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам ипотечного кредитования и защиты прав потребителей финансовых услуг и инвесторов» (далее – «Закон»), были внесены изменения в области регулирования ответственности директоров акционерного общества. Указанный Закон давно находился в разработке  с участием Ассоциации финансистов Казахстана и ряда представителей коммерческих банков. 

Закон объединил в себе 2 законопроекта, которые планировали изменить законодательное регулирование в сфере собственно ипотечного кредитования и защиты прав потребителей финансовых услуг и корпоративного управления, и усиления ответственности должностных лиц акционерных обществ, и представляет собой очередной шаг по изменению казахстанского  законодательства  в соответствии с общемировыми принципами корпоративного управления. Инициатором разработки и принятия данного акта выступило Агентство по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций, правопреемник которого - Национальный Банк Республики Казахстан, по нашему мнению, должен продолжить такую положительную практику. 

Наиболее существенными законодательными новеллами Закона является изменение принципов деятельности должностных лиц акционерных обществ и более детальная регламентация положений об их ответственности в части заключения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Законом предусматривается установление персональной (фидуциарной) ответственности должностных лиц акционерных обществ за принятые решения. В частности, на членов совета директоров, несмотря на то, что некоторые из них могут представлять конкретных акционеров, возлагается обязанность беспристрастного и профессионального выполнения своих обязанностей в интересах общества и акционеров, выражая независимое суждение по корпоративным вопросам. В силу нового пункта 6 статьи 53 Закона об акционерных обществах «совет директоров обязан отслеживать и по возможности устранять потенциальные конфликты интересов и … осуществлять контроль за эффективностью практики корпоративного управления в обществе».

Дополнительно, акционеру или нескольким акционерам, владеющим самостоятельно или в совокупности пятью и более процентами голосующих акций, предоставлено право самостоятельного обращения в суд к должностным лицам для возмещения вреда и убытков, причиненных обществу вследствие деяний данных лиц. Так, акционеры наделяются правом обращения в суд с иском о возмещении убытков, причиненных обществу в результате принятия решений должностными лицами о заключении крупных сделок и/или сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. До внесения таких изменений правом судебного преследования обладала только сама компания, при этом для предъявления иска необходимо было решение общего собрания акционеров, в настоящее время такой иск могут предъявить как сами акционеры, так и общество. Нужно отметить, что Закон не предусматривает права акционеров требовать возмещения в их пользу причиненных им убытков, говоря о возмещении убытков обществу, т.е. акционер действует не от своего имени, а в интересах всех акционеров компании. По общему правилу, Закон также не предоставляет права обращения с иском держателям привилегированных акций, говоря только о владельцах голосующих акций, коими обычно являются держатели простых акций.

Новая редакция первого параграфа пункта 1 статьи 63 Закона об акционерных обществах говорит об ответственности должностных лиц как за вред, так и за убытки, понесенные обществом, что, по нашему мнению, является не совсем удачной формулировкой, так как понятие «убытки» гораздо обширнее вреда, в связи с чем использование последнего понятия является излишним. Указанные и иные изменения не требуют от акционеров доказывать ущерб, причиненный их интересам, исходя из чего, новые акционеры могут потребовать возмещения убытков, понесенных обществом в прошедшее время до момента получения ими права собственности на акции. Мы предполагаем, что данное положение о затрагивании интересов акционера убытками компании является в достаточной мере необходимым, поскольку позволит исключить предъявление исков по основаниям, относящимся к прошлым периодам, в результате чего иски по существу являются необоснованными. 

Дополнения в указанную статью 63 Закона об акционерных обществах вводят ответственность должностных лиц как за принятие решений (одобрение) о заключении крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, так и за предложение об их заключении, если в результате таких сделок общество понесло убытки вследствие недобросовестных действий/бездействий должностных лиц, в т.ч. с целью получения ими или их аффилиированными лицами прибыли от заключения таких сделок. Под недобросовестностью Закон понимает принятие решения о (предложения к) заключении указанных выше сделок, которые не соответствуют интересам общества, заключены в нарушение принципов деятельности должностных лиц и которые повлекли убытки, не охватываемые обычным предпринимательским риском. 

Ответственность также несут иные должностные лица, если они не голосовали против такого решения или не принимали участия в голосовании без уважительной причины. Основанием для освобождения от ответственности являются действия, совершенные с соблюдением установленных принципов деятельности должностных лиц на основе актуальной (надлежащей) информации, и обоснованное мнение о том, что такое решение послужит интересам общества.

Как нами уже выше отмечалось, правом обращения с судебным иском к должностному лицу обладает как само общество (действующее на основе решения общего собрания акционеров), так и акционеры (группа акционеров), владеющие (в совокупности) пятью и более процентами голосующих акций общества. До момента обращения в суд акционер(ы) обязан вынести вопрос о возмещении убытков должностным лицом на рассмотрение совета директоров, очное заседание которого должно быть созвано не позднее 10 календарных дней. Соответствующее решение совета директоров должно быть доведено до сведения соответствующего(их) акционера(ов) в течение 3 дней с даты проведения заседания, и после получения данного решения либо неполучения его в установленные сроки акционер(ы) вправе от своего имени обратиться в суд в защиту интересов общества.

Нужно отметить, что указанная досудебная процедура, предваряющая предъявление иска к должностному лицу акционерного общества, по нашему мнению, является недостаточно проработанной. В первую очередь, Законом не определено какие решения и на основе каких документов/информации могут быть приняты Советом директоров согласно обращению акционеров. Во-вторых, компетенция Совета директоров, отраженная в Законе об акционерных обществах, не предполагает права у данного органа принимать решение о возмещении каким-либо должностным лицом общества причиненных им убытков. В-третьих, при принятии решения о возмещении убытков одним из членов Совета директоров данный орган управления изначально не может быть объективным. В заключение, Законом не регламентирована процедура возмещения убытков должностным лицом в случае принятия Советом директоров положительного решения об их возмещении. 

Несмотря на определенную прогрессивность новых положений Закона, он имеет в себе и ряд недостатков, которые могли бы быть адресованы законодателем.

Закон направлен на установление более детальных положений ответственности должностных лиц акционерных обществ, которые составляют очень малую долю в общем числе казахстанских компаний. Если не брать в расчет филиалы и представительства иностранных компаний, товарищества с ограниченной ответственностью составляют подавляющее большинство, и объем их товарооборота существенно превышает оборот акционерных обществ. Исходя из этого, внимание законодательства также нужно было уделить и изменению правового поля деятельности ТОО. В целом, Закон о товариществах с ограниченной ответственностью в определенной мере обделен «заботой» законодателя, поскольку не имеет профильного правительственного органа. 

Следующим недоработкой, по нашему мнению, является то, что Закон должен был определить новые принципы ответственности должностных лиц в отношении всех коммерческих сделок, совершаемых или одобряемых ими, а не только сделок со связанными сторонами или крупных сделок. Учитывая крупные размеры активов акционерных обществ (таковыми являются, в основном, национальные компании и финансовые институты), на практике крупные сделки редки в деятельности таких компаний.

В следующую очередь, Закон не регламентировал деятельность органов управления акционерных обществ, не являющихся Советом директоров или Правлением, и лиц, являющихся их членами. Как показывает практика, для более оперативного решения текущих вопросов и разделения сфер компетенции в компании могут создаваться органы, которые принимают обязательные для внутреннего исполнения решения, но находятся на уровне, более низком чем уровень органов, описанных в Законе об акционерных обществах. Примерами таких органов могут выступать Исполнительный комитет, Комитеты по управлению активами и пассивами и Кредитный комитет в банках, Инвестиционный комитет в управляющих компаниях. Учитывая то, что деятельность таких органов не регламентирована Законом об акционерных обществах, их члены ответственны лишь в рамках трудового законодательства или согласно общим правилам гражданского законодательства о причинении вреда.

(1) Комиссия по законодательству, № 261, 1999г. (Law Commission, Company Directors: Regulating Conflicts of interest and Formulating a Statement of Duties).

(2) Доклад Доктора С. Уортингтон на Четвертом Заседании круглого стола по вопросам корпоративного управления. Москва, 2001.

(3) По материалам координатора Программы эффективное управление Министерства торговли США в Казахстане и странах Центральной Азии Г.Копбасаровой.


[1] См. http://money.cnn.com/2005/03/15/news/newsmakers/ebbers/

С уважением,

Департамент "Корпоративное право"
Юридическая фирма "GRATA"

Тел.: +7 (727) 2445-777 
Факс: +7 (727) 2445-776
Эл. почта: info@gratanet.comcorporate@gratanet.com