10.02.2014

В какие страны бегут капиталы из Казахстана

Отток прямых инвестиций из Казахстана за рубеж достиг своего исторического пика в 2010. Тогда он составил $10,4 млрд и с тех пор неуклонно снижался. Так, в 2011 составил $8 млрд, в 2012 – $3 млрд, а в первом полугодии 2013 – $2,3 млрд

Меняются и маршруты движения капитала. Традиционно его излюбленными направлениями были Нидерланды, на которые в отдельные годы приходилось 75–85% всех прямых инвестиций из Казахстана, и Великобритания. Однако в 2012 на эти две популярнейшие юрисдикции пришлось лишь чуть больше 60%, а в первом полугодии 2013 они в совокупности недотянули и до 20%.

В 2012 голландская и английская оншорные гавани уступили свои позиции, можно сказать, всем по чуть-чуть. Немного выросли доли Объединенных Арабских Эмиратов, Сингапура, Канады, Турции. Например, в ОАЭ в том году было инвестировано $347,4 млн (11,4%), почти столько же, сколько в Великобританию – $380,5 млн (12,5%). Правда, уже в начале 2013 поток капитала в эти страны практически сошел на нет.

За последние три года в несколько раз выросла сумма прямых инвестиций в Швейцарию – как в абсолютных цифрах (с $13,1 млн до $66,9 млн), так и в процентном отношении к общему показателю (с 0,1 до 2,8%). Но о былой популярности этой юрисдикции речи уже не идет.

table

Кто же «съел» львиную долю казахстанских внешних прямых инвестиций в первом полугодии 2013? По данным Национального банка, $1 млрд 650 млн, или 70% от общего объема оттока инвестиционного капитала, в этот период были выведены в Ирландию. Причем только в первом квартале. Во втором казахстанцы не вложили в эту страну ни цента. Примечательно также, что в 2012 казахстанские инвестиции в Ирландию составили всего $60,8 млн, а в предыдущие годы их либо не было вовсе, либо они не превышали мизерные $0,1 млн. Исходя из этих не слишком обширных данных, можно сделать предположение о том, что инвестиция в первом квартале носила разовый характер. Возможно, она была связана с продажей некоего крупного актива в Казахстане или с подготовкой к серьезной покупке за рубежом.

Без учета этого «ирландского чуда» в первом квартале из Казахстана были инвестированы $227 млн, во втором $455 млн. И если не выяснится чего-либо экстраординарного, итоговый показатель вывода капитала в 2013 вряд ли будет заметно выше значения за 2012. Трудно сказать однозначно, хорошо это или плохо для нас. С одной стороны, когда отток инвестиций удваивался чуть ли не каждый год, бдительная общественность била тревогу: деньги уходят из страны. С другой – когда денег стало уходить гораздо меньше, оптимизма не прибавилось. Поскольку ситуация наводит на соображения о том, что либо выводить уже нечего, либо средства эти нашли новую лазейку, через которую можно уходить менее заметно.

Как рассказал Forbes Kazakhstan партнер юридической фирмы GRATA Алмат Даумов, с 2009 казахстанский список офшоров менялся дважды и оба раза в сторону его сокращения. В первый раз, в сентябре 2010, постановлением правительства из него была исключена Швейцария. Во второй, в июле 2013, – Сингапур. Возможно, этим и объясняется появление последнего в списке стран, куда был зафиксирован отток капитала.

Что касается Ирландии, то, по мнению Даумова, это действительно «интересная» страна для структурирования бизнеса и проведения сделок. Там низкие налоги, гарантии защиты инвестиций, невысокие расходы на содержание компаний. Но города Дублин и Шенон – две офшорные зоны Ирландии, которые включены в список офшоров для целей налогообложения и контроля над трансфертным ценообразованием в Казахстане. По этой причине, считает эксперт, сложно рассматривать Ирландию в качестве новой гавани для казахстанского капитала. Не исключено, что в первом квартале нынешнего года страна выступила лишь в качестве «промежуточной» юрисдикции, через которую капитал «двигался» в другую страну.

table1

Гораздо более понятен феномен Швейцарии. Отток прямых инвестиций в эту страну с 2006 по 2008 рос на 50–100% ежегодно и достиг $333 млн в 2008. Однако в 2009 объем оттока инвестиций из Казахстана в Швейцарию снизился более чем в 10 раз. Причиной, считает Даумов, послужило включение Швейцарии в казахстанский перечень офшорных зон. Еще с начала 2000-х многие крупнейшие нефтяные трейдеры, работающие на казахстанском рынке, зарегистрировали свои компании в Швейцарии. В конце декабря 2008 правительство Казахстана утвердило обновленный список офшорных зон для целей налогообложения и применения государственного контроля по законодательству о трансфертном ценообразовании (в рамках осуществления госконтроля за правильностью формирования цен на экспорт и импорт).

В этот список была включена Швейцария, и с 1 января 2009 казахстанским недропользователям стало крайне рискованно экспортировать природные ресурсы покупателям – резидентам Швейцарии. Поэтому многие компании «ушли» в другие юрисдикции, в том числе Австрию и Нидерланды, и, как следствие, сумма оттока прямых инвестиций из Казахстана в Швейцарию значительно снизилась.

Осенью 2010 Швейцарию исключили из казахстанского списка офшоров, но только с 2012 начался рост инвестиций в эту страну. Вместе с тем сумма инвестиций так и не достигла уровня 2007–2008. И общая мировая экономическая ситуация этому никак не благоприятствует, и то, что компании за два года уже привыкли работать в новых юрисдикциях. Несмотря на это, Швейцария продолжает оставаться популярной для инвестиций из Казахстана.

«Также не исключаю, – говорит представитель GRATA, – что причиной снижения оттока денег в офшоры могла стать либерализация налогового законодательства в Казахстане. Снижение ставки корпоративного подоходного налога до 20%, налога на дивиденды «юрлицо РК – юрлицу РК» до 0% и «юрлицо РК – физлицу РК» до 5%, индивидуального подоходного налога – до 10%. Все эти налоговые послабления также могли способствовать этому».

 

Источник: Журнал Forbes