17.09.2014

Сравнительный анализ правового регулирования вопросов признания и приведения в исполнение решений иностранных судов в Республике Казахстан

1.      Введение

Теме взаимного признания и исполнения решений иностранных арбитражей, а также преимуществам[1] разрешения споров в международном арбитраже в свете Нью-Йоркской конвенции 1958 г. о взаимном признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений в казахстанской юридической литературе уделено достаточно внимания. Однако нельзя сказать того же в отношении признания и приведения в исполнение на территории РК решений иностранных государственных судов (далее «иностранный суд»).

На практике, к нам часто обращаются с просьбой рассмотреть возможность признания и приведения в исполнение на территории РК решений судов стран западной Европы, Англии, США. Однако исходя из действующего законодательства РК и практики его применения, за исключением большинства государств бывшего Союза и некоторых отдельных развивающихся государств, решения иностранных судов на территории РК признать и исполнить невозможно. В РК к должнику придется предъявлять новый иск о том же предмете и по тем же основаниям, и в случае предъявления нового иска, в силу различных обстоятельств[2], исход нового судебного разбирательства в РК не обязательно будет аналогичен. Известны случаи, когда исход был противоположным.

Вместе с тем, у авторов существуют основания полагать, что в этом вопросе возможны позитивные сдвиги в свете принятия в РК новой редакции Гражданского процессуального кодекса (далее - «проект ГПК»). В настоящей статье авторы намерены проанализировать существующее в РК законодательство по вопросу о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, практику его применения, изучить опыт Англии и США, а также внести предложения к совершенствованию редакции существующего проекта ГПК.

2.      Действующее законодательство РК и практика его применения

(A)  Общие положения

В соответствии с ч. 1 ст. 425 действующей редакции ГПК (далее – «действующий ГПК»), решения иностранных судов признаются и исполняются в РК, «если это предусмотрено законом или международным договором РК на началах взаимности». Буквальное значение ч. 1 ст. 425 действующего ГПК предусматривает, что решения иностранных судов признаются и исполняются при наличии международного договора или норм внутреннего законодательства РК, предусматривающих такую возможность.

Вместе с тем, нам не известно о нормах внутреннего законодательства РК, предусматривающих возможность признания и исполнения в РК решений иностранных судов.[3]

Значение слов «на началах взаимности» в ч. 1 ст. 425 ГПК не совсем понятно, т.к. было бы нелогично применять международный договор или закон на началах взаимности, если, например, международный договор или закон уже предусматривают обязанность РК признавать и исполнять решения иностранного суда. Об этом в казахстанской юридической литературе уже высказывалось авторитетное мнение.[4]

В одном случае Министерство юстиции РК выразило мнение по данному вопросу, указав, что, несмотря на отсутствие международного договора принудительное исполнение решения иностранного суда возможно на основе принципов взаимности.[5] Это, конечно же, неофициальное толкование, однако мнение представляет определенный интерес. Аналогичное мнение выражалось профессором Сулейменовым М.К.[6]

На практике подобные высказывания не находят поддержки в практике судов РК. Нам неизвестны случаи, когда суды РК признавали и приводили в исполнение решения иностранных судов на началах взаимности при отсутствии международного договора, хотя не исключаем, что такие единичные случаи могли быть.

Практическое применение ч. 1 ст. 425 ГПК отражено в п. 30 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 11.07.2003 г. №5 «О судебном решении»: «решения иностранных судов признаются и исполняются в РК, если это предусмотрено законом или международным договором». В п. 30 Нормативного постановления Верховного Суда РК слова «на началах взаимности» отсутствуют. Это можно понять, как фактическое указание не принимать во внимание слова о взаимности.

Таким образом, получается, что решение иностранного суда на территории РК можно признать и исполнить, только если с соответствующим государством имеется международный договор о правовой помощи по гражданским делам. Анализ судебной практики подтверждает верность этого вывода.

(B)   Международные договоры РК

География государств, чьи решения могут быть признаны и исполнены в РК и наоборот, оставляет желать лучшего. РК заключило двухсторонние договоры о правовой помощи по гражданским делам со следующими государствами: Азербайджан (10.06.1997 г.), Вьетнам (31.10.2011 г.), Грузия (17.09.1996 г.), Индия (16.04.2011 г.), КНДР (07.04.1997 г.), КНР (14.01.1993 г.), Кыргызстан (26.08.1996 г.), Литва (09.08.1994 г.), Монголия (22.10.1993 г.), ОАЭ (16.03.2009 г.), Пакистан (23.08.1995 г.), Турция (13.06.1995 г.), Узбекистан (02.07.1997 г.).

Также имеется три основных многосторонних соглашения о правовой помощи, предусматривающих возможность взаимного признания и приведения в исполнение решений судов большинства государств, членов Содружества независимых государств: Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (г. Киев, 20.03.1992 г.), Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (г. Минск, 22.01.1993 г.), Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (г. Кишинев, 07.10.2002 г.), Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств – участников Содружества (г. Москва, 06.03.1998 г.).

Тексты международных договоров РК о правовой помощи по гражданским делам существенно различаются друг от друга. Тем не менее, международный договор может предусматривать возможность признания и исполнения иностранного решения посредством подачи заявления в суд РК, где решение подлежит исполнению либо, по выбору взыскателя, в иностранный суд, вынесший решение, для его последующего направления в соответствующий суд РК по официальным каналам связи.

Международный договор, как правило, предусматривает необходимость предоставления взыскателем вместе с заявлением о его признании и исполнении следующих документов:

(а) решения иностранного суда либо его заверенной копии с подтверждением его вступления в законную силу;

(b) заверенного перевода решения;

(c) документов, подтверждающих надлежащее уведомление ответчика о судебном разбирательстве, проходившем в иностранном суде.

В некоторых случаях может потребоваться представление документа, подтверждающего частичное исполнение иностранного решения. 

Основания для отказа в признании и приведении в исполнение решений иностранных судов также могут различаться в зависимости от договора. Однако, как правило, имеются общие основания:

(а) иностранное решение не ступило в законную силу;

(b) вопрос, по которому иностранный суд вынес решение, относится к исключительной компетенции судов РК;

(c) не представлены доказательства надлежащего извещения ответчика о судебном разбирательстве в иностранном суде;

(d) по вопросу, о котором иностранный суд вынес решение, имеется вступившее в законную силу решение суда между теми же сторонами либо такой процесс проходит в РК.

Имеются случаи, когда международный договор позволяет отказать в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, когда это противоречит законодательству, либо если признание и приведение в исполнение решения может нанести урон суверенитету, безопасности или общественному порядку государства, где испрашивается признание и исполнение.

(C)   Процедура признания и исполнения в РК

Ни ГПК, ни международные договоры, которые нам удалось изучить, не содержат положений о сроках рассмотрения заявления судом и процедуре его рассмотрения. На практике, заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда рассматривается в те же сроки, которые предусмотрены ст. 425-1 ГПК для рассмотрения заявлений о признании и приведение в исполнение решений иностранных арбитражей – 15 дней. О поданном заявлении ставится в известность должник. Должник имеет возможность и, как правило, представляет свои возражения по вопросу о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда. По результатам рассмотрения заявления соответствующий районный или приравненный к нему суд выносит определение, которое может быть обжаловано заинтересованной стороной в порядке и сроки, предусмотренные ГПК.   

3.      Проект ГПК

В тексте проекта ГПК вопросы признания и исполнения решений иностранных судов получили более широкую регламентацию. Однако представление разработчиков проекта показалось нам достаточно противоречивым. Ниже мы остановимся на наиболее существенных недочетах, а также концептуальных моментах проекта, которые, на наш взгляд, требуют доработки.

(A)    Необходимо конкретизировать основания для признания и исполнения решений иностранных судов

Одна из основных принципиальных позиций, которую разработчикам ГПК следует выбрать, касаются правовых оснований для признания и приведения в исполнение в РК решений иностранных судов. Из анализа проекта невозможно четко определить, будет ли признание и исполнение основываться исключительно на международных договорах или все же будет возможно признание и исполнение в рамках национального законодательства и в соответствии с принципом взаимности при отсутствии международного договора.

В ст. 527 проекта ГПК указано, что решения иностранных судов признаются и исполняются судами РК, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено законодательством или международным договором РК либо на основе взаимности (необходимо акцентировать использование союзов «или» и «либо»). Ч. 2 указанной статьи устанавливает, что порядок обращения с заявлением о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, условия и порядок признания и исполнения таких решений определяются ГПК, если международным договором не установлено иное. Читая ст. 527 проекта, создается впечатление, что разработчики проекта ГПК намерены предусмотреть возможность признания и исполнения решений иностранных судов на основе взаимности.

Однако уже следующая статья (ст. 527-1) вносит противоречие. В ст. 527-1 проекта разработчики пытаются ограничить признание и исполнение решений иностранных судов только рамками международных договоров. Создается впечатление, что разработчики ГПК сами не определились с позицией по данному вопросу.

К примеру, в английском праве имеется четкая концепция: английские суды рассматривают решение иностранного суда как подтвержденный долг должника перед кредитором. Законодательство Англии позволяет исполнять решения судов практически всех государств мира (с некоторыми ограничениями), вне зависимости от наличия международного договора. При этом взаимности иностранного государства не требуется.[7]

Суды большинства штатов США придерживаются схожей позиции.[8] Любопытно то, что, как мы понимаем, США не заключали международных договоров по вопросу о признании и исполнении решений иностранных судов. Законодательство большинства штатов не обуславливает признание и исполнение решения иностранного суда взаимностью в иностранном государстве. Законодательство шести штатов[9] содержит положение о применении принципа взаимности по усмотрению суда, как основание для признания и исполнения решений иностранного суда, а в двух штатах[10] взаимность является обязательным условием.[11]

Если разработчики ГПК, включая в ст. 527 проекта слова «или на началах взаимности» действительно намеревались предусмотреть возможность признания и исполнения решений иностранных судов на началах взаимности (при отсутствии международного договора или норм национального законодательства РК), по нашему мнению, для этого следует внести в проект нормы, регламентирующие порядок и критерии признания и исполнения решений иностранных судов на началах взаимности. Иначе, упоминание о взаимности в ст. 527 может остаться декларацией.

(B)    Возможно, следует уточнить судебные акты, подлежащие признанию и исполнению

К примеру, по английскому праву, исполнению подлежит только вступившее в законную силу решение государственного уполномоченного суда. Английские суды не исполняют решения иностранных судов, основанные на публичном праве иностранного государства, например, о взыскании налогов, штрафов и иных платежей в бюджет. Взыскателем может выступить только физическое или юридическое лицо, даже если иск в интересах этого лица был подан государственным органом.

Исходя из вышеизложенного, возможно, в проект ГПК следует внести уточнение о том, какие судебные акты иностранных судов подлежат признанию и исполнению в РК. К примеру, можно предусмотреть, что в РК признаются и исполняются решения иностранных судов, вытекающие из гражданско-правовых отношений.

(C)    Юрисдикция над должником

Немаловажным способом защиты интересов казахстанских должников в судах иностранных государств является установление критериев, по которым иностранный суд может установить юрисдикцию над казахстанским должником. Судам РК может быть представлена возможность отказа в признании и приведении в исполнение иностранного решения в случае, если имеются сомнения в обоснованности привлечения казахстанского должника к процессу в иностранном государстве.

К примеру, в Англии одним из основных критериев для признания и исполнения решения иностранного суда английским судом является наличие у иностранного суда юрисдикции в отношении должника в момент вынесения решения. При этом, наличие юрисдикции английский суд определяет по английскому праву. Это означает, что даже если в соответствии с процессуальным правом иностранного государства суд был правомочен рассматривать спор с участием должника, но в соответствии с английским правом о признании и исполнении решений иностранных судов юрисдикция иностранного суда отсутствовала, в исполнении английским будет отказано[12].

По английскому праву иностранный суд признается имеющим юрисдикцию над должником в следующих случаях:

1. Присутствие должника - физического лица на территории иностранного государства в момент получения повестки. Осуществление юридическим лицом предпринимательской деятельности с постоянным местом нахождения в иностранном государстве в течение определенного срока.

2. Предпринимательская деятельность на территории иностранного государства через агента.

3. Должник выступил истцом в иностранном суде.

4. Наличие оговорки о подсудности иностранного суда. Договорная подсудность пользуется уважением английского суда, и поэтому юрисдикция на основании договорной подсудности будет признана практически безоговорочно.

5. Участие в судебном разбирательстве в иностранном суде по существу спора. Участие с целью обжалования подсудности иностранного суда не будет считаться участием «по существу».

По мнению авторов, возможно, в проекте ГПК следует рассмотреть основания, по которым суд РК может отказать в признании и исполнении решения иностранного суда, если в соответствии с установленными в интересах казахстанских должников критериями, иностранный суд не может рассматривать спор против казахстанского должника. Иначе может возникнуть ситуация, когда суд иностранного государства вынесет решение в отношении казахстанского должника, с которым должник и спор не имеет фактической связи в соответствии с нашим пониманием о юрисдикции иностранного суда. При этом такие критерии могут отличаться от норм, регламентирующих подсудность казахстанских судов.

(D)    Процедура признания и исполнения

Ст. 528 проекта предусматривает, что заявление взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда подается в суд РК по месту жительства или месту нахождения должника. В случае если должник не имеет места жительства или места нахождения в РК либо оно неизвестно, ходатайство подается по месту нахождения его имущества. Данная норма придает некоторую ясность в вопросах подсудности.

В ст. 529 проекта указано, что заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда подлежит рассмотрению в месячный срок. В соответствии со ст. 531 по результатам рассмотрения заявления суд выносит определение, которое вступает в законную силу с момента вынесения. Это позитивный момент.

Вместе с тем, по нашему мнению, в ст. 531 следовало бы дополнительно предусмотреть последствия подачи жалобы на определение суда, например, о том, что подача жалобы не приостанавливает исполнение определения суда. Это позволило бы избежать затягивания исполнения со стороны должников.

Проект ГПК (ч. 3 ст. 528) устанавливает требования к содержанию заявления взыскателя, а также перечень прилагаемых документов. Предусматривается, что взыскатель обязан приложить к заявлению:

(а) решение иностранного суда или его заверенную копию;

(b) заверенный перевод;

(c) документ, подтверждающий направление заявления должнику;

(d) доверенность;

(e) документы, подтверждающие вступление решения в законную силу;

(f) документы, подтверждающие надлежащее и своевременное уведомление должника, а также

(g) соглашение сторон о передаче спора на разрешение иностранного суда (по делам договорной подсудности).

Как видно из вышеизложенного, в соответствии с проектом ГПК взыскатель обязан представить суду в РК значительный объем доказательств, подтверждающий отсутствие каких-либо оснований для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда. Должнику фактически достаточно говорить, что те или иные документы взыскателем не представлены, т.е. должник не обязан сам представлять какие-либо доказательства. Это дает должнику необоснованнее процессуальные преимущества.

По мнению авторов, подобный подход в проекте ГПК следует пересмотреть в свете нижеследующего:

(E)     Бремя доказывания при рассмотрении вопроса о признании и исполнении

По нашему мнению, строгий подход разработчиков ГПК к взыскателю при рассмотрении судом РК вопроса о признании и исполнении решения иностранного суда не отражает растущую интеграцию РК в мировую экономику и улучшение торгово-экономических отношений, поскольку подрывает доверие иностранных взыскателей к должникам из РК. В этом вопросе интересен опыт Англии и США.

В Англии бремя доказывания оснований для исполнения решения иностранного суда лежит на взыскателе, тогда как бремя доказывания оснований для отказа лежит на должнике. Аналогичным образом, в США взыскателю достаточно доказать наличие вступившего в законную силу решения иностранного суда, после чего бремя доказывания отсутствия оснований к признанию и исполнению переходит на должника.

В действующем ГПК при признании и исполнении арбитражных решений, к примеру, бремя доказывания ненадлежащего уведомления об арбитражном разбирательстве несет должник (ст. 425-3 ГПК).    

По нашему мнению, в проекте ГПК необходимо определиться с подходом по вопросу о бремени доказывания оснований для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда. Кто его будет нести и кого мы намерены защищать, должника или взыскателя? Если должника, соответствует ли это политике открытости нашего государства? Если взыскателя, должны ли мы предусмотреть минимальные гарантии защиты казахстанских должников? Необходимо выбрать баланс.

(F) Основания для отказа в признании и исполнении

В ч. 1 ст. 530 проекта ГПК указаны следующие основания для отказа в признании и приведении в исполнения решения иностранного суда:

(а) решение не вступило в законную силу;

(b) сторона, против которой было вынесено решение, не была своевременно и надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела или не могла представить свои объяснения;

(c) имеется вступившее в законную силу решение суда РК между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям;

(b) истек срок давности приведения решения иностранного суда к принудительному исполнению. 

По мнению авторов, ограничение перечня оснований для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда четырьмя случаями является хорошим признаком, т.к. обеспечивает больше шансов на успешное признание и исполнение решения иностранного суда. Однако предлагаемый перечень может не отражать интересы РК. 

Это связано с тем, что не все иностранные суды способны обеспечить законность и беспристрастность судебного разбирательства. В некоторых случаях, решения иностранных судов могут быть совсем чужды нашему правосознанию, к примеру, если подлежит исполнению решение по праву шариата. Каковы в этом случае будут критерии удовлетворения или отказа в удовлетворении заявлений о признании и исполнении решения иностранного суда на началах взаимности? Подобные критерии в ст. 530 проекта ГПК (основания для отказа в признании и исполнении) отсутствуют.

К примеру, в законодательстве большинства штатов США, указано, что помимо прочих оснований, в признании и исполнении решения иностранного суда может быть отказано: если должник представил доказательства, подтверждающие отсутствие в иностранном государстве справедливого и беспристрастного суда в целом или применительно к конкретному разбирательству. В признании и исполнении решения иностранного суда также может быть отказано, если признание и исполнение решения противоречило бы основным принципам конституции.

В Англии коррупция иностранного суда (т.е. получение взятки судом) или обман по существу требований, заявленных в иске, может послужить основанием для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда.[13] Под последним подразумевается ситуация, когда сторона по делу представила суду сфальсифицированные доказательства или иным образом ввела суд либо противоположную сторону в заблуждение. В исполнении решения иностранного суда также может быть отказано, если решение противоречит общественной политике Англии, к примеру, если в основе решения лежит преступная или иная противоправная деятельность.

По мнению авторов, разработчикам ГПК, возможно, следует рассмотреть возможность включения в проект ГПК дополнительных основания для отказа в признании и исполнении решений иностранных судов, в случае, если исполнение такого решения не соответствует определенным критериям, отражающим, к примеру, интересы суверенитета, общественной безопасности, нравственности. При этом, важно не переусердствовать, указав слишком широкие критерии для отказа в признании и исполнении.

4.      Заключение

Рассмотрев и проанализировав раздел IV проекта ГПК, опыт Англии и США в вопросе признания и исполнения решений иностранных судов, авторы придерживаются мнения о том, что на данном этапе развития РК целесообразно предусмотреть правовой механизм, предусматривающий возможность признания и исполнения решений иностранных судов на началах взаимности, т.е. в отсутствие международного договора. Это оказало бы существенный импульс на рост доверия к РК со стороны иностранных инвесторов, способствовало бы улучшению инвестиционного климата, большей открытости нашей экономики, а также улучшению торгово-экономических связей с иностранными государствами. При этом, следует предусмотреть четкие правовые рамки, которые обеспечили бы защиту национальных интересов при признании и исполнении решений иностранных судов. Принятие новой редакции ГПК является исключительной возможностью реализовать подобную инициативу. И мы надеемся, что предложения, изложенные в настоящей статье, будут услышаны разработчиками проекта ГПК.

 


[1]     Поскольку Республика Казахстан (далее - «РК») присоединилась к Нью-Йоркской Конвенции 1958 г., суды РК, как правило, признают и исполняют решения иностранных арбитражей, вынесенные в странах-участницах Конвенции, за исключением случаев, когда по основаниям, изложенным в ст. 5 Конвенции, в этом может быть отказано (в целом, аналогичные основания содержаться в ст. 32 Закона РК «О международном арбитраже» от 28.12.2004 г.). В свою очередь, решения международных арбитражных судов РК подлежат признанию и приведению в исполнение в более, чем 140 странах-участницах Конвенции.

[2]     К примеру, требования процессуального законодательства РК к доказательственной базе достаточно высокие, сроки исковой давности короче, а формализм при толковании контрактов может выйти за пределы западных представлений о разумности и т.д.

[3]     За исключением признания решений иностранных судов, не требующих исполнения, в соответствии со ст. 426 ГПК.

[4]     См. Сулейменов М.К. Доклад на международной конференции: «Урегулирование инвестиционных споров с участием государств с переходной экономикой» 13-15 ноября 2009 г., г. Москва (в рамках научного проекта, проводимого при поддержке научного фонда «Фольксваген» (Германия) «Право иностранных инвестиций в Азербайджане, Казахстане и России: баланс интересов в странах с переходной экономикой).

[5]     Ответ Министра юстиции РК от 22.11.2013 г. №12022

[6]     См. Сулейменов М.К. Доклад на международной конференции: «Урегулирование инвестиционных споров с участием государств с переходной экономикой» 13-15 ноября 2009 г., г. Москва (в рамках научного проекта, проводимого при поддержке научного фонда «Фольксваген» (Германия) «Право иностранных инвестиций в Азербайджане, Казахстане и России: баланс интересов в странах с переходной экономикой).

[7]     Принцип взаимности не применяется как в вопросе исполнения решения иностранного суда, так и в вопросе отказа в исполнении. К примеру, английский суд не примет в качестве аргумента для признания и исполнения решения иностранного суда факт того, что при таких же условиях решение английского суда будет исполнено на территории этого иностранного государства.

[8]     По этому вопросу интересно мнение судьи Грей Верховного Суда США, выраженное в 1895 году, по делу Hilton v. Guyot: «В тех случаях, когда была представлена возможность для полного и справедливого судебного разбирательства в компетентном суде иностранного государства, который проводит судебные разбирательства на постоянной основе, после должного изучения доводов ответчика либо его добровольной явки в суд, в рамках системы права, которая в должной мере способна обеспечить беспристрастность правосудия между гражданами своего государства и иностранных государств, и если отсутствуют доказательства предвзятости суда, системы законов, которые он применяет, мошенничества при вынесении решения, либо любые другие особые причины, по которым вежливость нашего государства не должна придать ему [решению иностранного суда – прим. авт.] полную силу, существо спора не подлежит рассмотрению повторно в рамках судебного разбирательства, инициированного в данном государстве в отношении решения иностранного суда». Интересно то, насколько прогрессивны были взгляды судьи еще более, чем сто лет назад.

[9]     Флорида, Айдахо, Мэн, Северная Каролина, Огайо, Техас

[10]    Джорджия, Массачусетс

[11]    См. Ronald A. Brand Recognition and Enforcement of Foreign Judgments Fed. Jud. Center Int’l Litig. Guide 11 (2012)

[12]    Дело Buchanan v Rucker (1808) 9 East 192

[13]    Дело Showlag v Mansour [1995] 1 AC 431.

 

Авторы: 

Кушимов Нурхат, магистр права (LL.M.) юридического факультета Кембриджского университета 

Тукулов Бахыт, магистр права (LL.M.) юридического факультета университета Джорджтаун, советник и директор Департамента разрешения споров юридической фирмы «GRATA»

 

      Kushimov   bakhyt_tukulov 

Скачать статью

Бахыт Тукулов

Партнер, Директор Департамента Судебной Практики