30.05.2016

Субсидиарная ответственность директора по обязательствам юридического лица – реальность! Пример из практики.

Закон Республики Казахстан («РК») «О реабилитации и банкротстве», принятый в 2014 г., предусматривает исчерпывающий перечень оснований, по которым должностное лицо (директор) может быть привлечено к субсидиарной (вторичной) ответственности по обязательствам компании.

Так, ст. 6 Закона предусматривает субсидиарную ответственность директора вследствие преднамеренного или ложного банкротства. Как известно, преднамеренное/ложное банкротство нелегко доказать, поэтому, директоров по данной статье к ответственности привлекают не часто.

Также, п. 2 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве» предусматривает, что директор обязан:

1) обратиться в суд о признании должника банкротом в случае, когда принято решение ликвидации должника, имущества должника недостаточно для удовлетворения требований кредиторов в полном объеме;

2) обратиться в суд о признании должника банкротом, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения им денежных обязательств в полном объеме перед другими кредиторами;

3) в течение шести месяцев обратиться в суд о признании должника банкротом со дня, когда директор узнал или должен был знать о наступлении неплатежеспособности;

4) предоставить суду и администратору в течение трех рабочих дней с даты назначения администратора информацию о финансово-хозяйственной деятельности должника в том числе сведения об имеющемся у должника имуществе;

5) передать реабилитационному управляющему в течение трех рабочих дней с даты его назначения учредительные документы, печати, штампы, в течение пятнадцати рабочих дней – учетную документацию, в течение двух месяцев – материальные и иные ценности;

6) со дня назначения временного управляющего обеспечить ему доступ к учетной документации для изучения путем просмотра.

Закон предусматривает, что в случае неисполнения директором обязанностей, перечисленных выше,  и в случае недостаточности имущества компании должника для удовлетворения требований всех кредиторов, директор несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Аналогичная норма существовала и в предыдущем Законе РК «О банкротстве», однако случаи реальной субсидиарной ответственности директоров были очень редки. В нашей практике, директоры нередко игнорируют упомянутые выше обязанности, и, к примеру, отказываются предоставлять временному управляющему доступ к учетной документации либо не обращаются с заявлением о банкротстве должника, погашая требования одних кредиторов преимущественно перед другими.

Вместе с тем, как показывает практика, уже имеются случаи, когда директоры привлекаются к субсидиарной ответственности за неисполнение обязанностей, перечисленных выше. Один из таких примеров, имевших место в этом году, мы намерены обсудить в настоящей заметке.

В нашем примере после признания должника банкротом банкротный управляющий обратился в Специализированный межрайонный экономический суд г. Алматы с иском к гражданке А, являющейся директором и одновременно учредителем должника, с требованием о взыскании суммы.

Требование банкротного управляющего было мотивировано тем, что задолженность компании должника перед кредиторами возникла в декабре 2013 г., а заявление о банкротстве директор подал только в апреле 2015 г.

Банкротный управляющий утверждал, что в связи с этим, директором не была исполнена обязанность, предусмотренная пп. 3 п. 2 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве» (обязанность обратиться с заявлением о признании должника банкротом в течение шести месяцев после наступления его неплатежеспособности).

Решением СМЭС г. Алматы от 18.01.2016 г. в удовлетворении иска банкротного управляющего было отказано. Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что: «сам по себе факт неисполнения должностными лицами товарищества обязанности по обращению в суд в течение шести месяцев со дня, когда они узнали о неплатежеспособности товарищества не является основанием для привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности . . . ». Суд указал, что обращение с заявлением о банкротстве в установленные сроки не устранило бы неплатежеспособность должника, поэтому, неисполнение данной обязанности не влечет субсидиарную ответственность.

Вместе с тем, апелляционная судебная коллегия Алматинского городского суда отменила решение суда первой инстанции и вынесла новое решение об удовлетворении иска в полном объеме. Апелляционная коллегия указала на неисполнение директором обязанности по своевременному обращению с заявлением о признании должника банкротом. При этом, апелляционная коллегия сослалась на п. 5 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве». Коллегия сослалась также на другие нормы, которые не имеют прямого отношения к делу (п. 4 ст. 52 Закона РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»[1], а также п. 3 ст. 44 ГК[2]).

То обстоятельство, что коллегия сослалась на иные не имеющие прямого отношения к делу нормы, наверное, говорит о том, что суды пока еще не готовы привлекать к субсидиарной ответственности исключительно на основании п. 5 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве» (за неисполнение обязанностей). Однако сам факт привлечения директора к субсидиарной ответственности говорит о том, что норма работает и ее не следует игнорировать.

Из приведенного примера следует, что экономический кризис в стране активно тестирует законодательство в области реабилитации и банкротства, и мы еще увидим немало примеров новых практик применения законодательства в данной области.



[1] В соответствии с п. 4 ст. 52 Закона РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»: «члены исполнительного органа товарищества с ограниченной ответственностью могут быть солидарно привлечены к субсидиарной с товариществом ответственности перед третьими лицами за убытки, которые эти лица понесли вследствие несостоятельности (банкротства) товарищества, вызванной ненадлежащим осуществлением членами исполнительного органа управления товариществом». Полагаем, что данная норма не имеет отношения к привлечению директора к субсидиарной ответственности по долгам должника по п. 5 ст. 11 Закона РК «О реабилитации и банкротстве», поскольку в ней речь идет об убытках, соответственно, в этом случае заявитель несет бремя доказывания убытков, что крайне затруднительно.

[2] В соответствии с п. 3 ст. 44 ГК: «если банкротство юридического лица вызвано действиями его учредителя (участника) или собственника его имущества, то при недостаточности средств у юридического лица, учредитель (участник) или соответственно собственник его имущества несет перед кредиторами субсидиарную ответственность». Соответственно, данная норма, по нашему мнению, также не имеет отношения, поскольку в ней речь идет о действиях учредителя (участника), и она предполагает бремя доказывания доведения должника до банкротства.  

 

Скачать

Автор: 

Тукулов Бахыт, Партнер, "Судебная практика"

Бахыт Тукулов

Партнер, Директор Департамента Судебной Практики